На главную страницу
О журнале План выхода Подписка Интернет-Магазин Реклама Контакты и реквизиты English На главную страницу Карта сайта Поиск по сайту Обратная связь

перейти к Содержанию номера

№ 4 июль – август 2005 г.
Тема номера: РАЗВИТИЕ НОРМАТИВНОЙ БАЗЫ В ОБЛАСТИ ИНФОРМАЦИОННОЙ БЕЗОПАСНОСТИ


ПРАВОВОЙ ИНСТИТУТ СЛУЖЕБНОЙ ТАЙНЫ: ИСТОРИЯ И СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ

А. А. Фатьянов, академик РАЕН, д. ю. н., профессор,
заведующий кафедрой общей юриспруденции и правовых основ безопасности МИФИ


Предыдущая статьяСледующая статья

Говоря об институте служебной тайны в исторической ретроспективе, следует заметить, что он всегда находился в тени института государственной тайны, если вовсе не поглощался таковым. Взаимозависимость государственной и служебной тайны – объективная правовая закономерность.

Советское законодательство 20–40 годов прошлого века вообще не знало деления на государственную и служебную тайну, оно появилось уже после 1953 года, когда возникла настоятельная необходимость дифференциации защищаемых сведений, в том числе для экономии юридических санкций, применяемых за их противоправное распространение.

Сейчас уже трудно установить, кому именно и на каком основании пришла в голову здравая мысль объединения всей системно защищаемой информации в единую категорию «государственные секреты», подразделив ее на два компонента: государственную и служебную тайны. Однако данная градация имела, по мнению автора, далеко идущие позитивные последствия. Категория «государственные секреты» была нормативно закреплена в первой половине 80-х годов в Инструкции по обеспечению режима секретности в министерствах и ведомствах СССР, являвшейся одним из немногих нормативных источников для институтов государственной и служебной тайны. Главный позитивный момент такой классификации – возможность осуществления единого комплекса мероприятий как правового, так и организационно-технического характера по защите данных сведений. Кроме того, появилась потенциальная возможность более четкого обособления внутри единого института «государственные секреты» собственно государственной и служебной тайн.

Такое обособление проходило по величине потенциального ущерба, который мог наступить от их неправомерного распространения: если он оценивался как могущий оказать отрицательное воздействие на состояние военно-экономического потенциала страны в целом, то такие сведения квалифицировались как государственная тайна, если речь шла об интересах государства вообще – как служебная тайна. Соответственно этому использовались и степени секретности. Для обозначения информации, относимой к государственной тайне, применялись грифы «особой важности» и «совершенно секретно», для обозначения служебной тайны – «секретно».

Подчеркнем еще раз, что в любом случае речь шла о государственно-значимой информации, довлеющей, как теперь принято говорить, к проблемам национальной безопасности.

Однако наряду с позитивными моментами выделения категории «государственные секреты» были и отрицательные. В условиях тотального огосударствления экономики, отсутствия в законодательстве категорий «коммерческая тайна», «персональные данные» под защиту в рамках служебной тайны отправлялось огромное количество сведений, к безопасности государства отношения не имеющих. Но в связи с простановкой на таких документах грифа «секретно» они воспринимались как государственно-значимая информация. А в условиях, когда засекречивание сведений было чрезвычайно простым процессом, содержащим минимум правовых ограничений и, наоборот, рассекречивание сведений до чрезвычайности затруднялось, постепенно накапливался массив сведений, по отношению к которым сохранялись ограничения на передачу в другие организации либо распространение, при том что ценность такой информации как объекта защиты с точки зрения безопасности государства была близка к нулю.

Очевидно, доктринальная неразработанность института служебной тайны, невозможность провести четкую границу между информацией, защищаемой грифом «совершенно секретно», и информацией, защищаемой грифом «секретно», а также отчасти то, что сведения, относимые к государственной тайне, в развитых странах издавна принято обозначать тремя степенями секретности, толкнули разработчиков Закона РФ «О государственной тайне» на революционный путь: отнести гриф «секретно» к государственной тайне, не позаботившись при этом о дальнейшей судьбе тайны служебной.

< ... >


 

Полную версию статьи смотрите на страницах журнала «Защита информации. Инсайд»


Обращайтесь!!!
e-mail:    magazine@inside-zi.ru
тел.:        (812) 347-74-12, (921) 958-25-50


Предыдущая статья    СОДЕРЖАНИЕ НОМЕРА    Следующая статья

 

| Начало | О журнале | План выхода | Подписка | Интернет-магазин | Реклама | Координаты |

Copyright © 2004-2013 «Защита информации. Инсайд». Все права защищены
webmaster@inside-zi.ru

Rambler's Top100